Заговор на контрольную работу

Заговор на контрольную работу, но, и не будет преувеличением сказать, всего сообщества мировых цивилизаций. Рассматриваемая проблема исключительно многоаспектна, полифо-нична. Поэтому автор избегал углубления в какой-либо из аспектов истории русской революции 1917 года, а давали материал до предела обобщенно.

Однако он снабжен небольшим историографическим экскурсом, который призван помочь изучающим историю государства Российского на переломных его этапах осознать степень сложности изучения проблемы, а также сориентировать их в углубленном самостоятельном изучении истории нашей революции 1917 г. Год 1917, год революционный — это болевая точка общественного сознания россиян, которые снова попали, подобно тому, как более 80 лет назад их не столь далекие предки, в цивилизационный разлом. Модернизация нашего Отечества — чрезвычайно болезненный процесс. Но наша модернизация — это особый случай.

Впрочем, как и многое другое в истории Державы Российской. Не случайно, в сложившейся социально-политической, экономической и духовной обстановке взоры современников очень часто обращаются к революционным бурям года 1917. Ибо есть известные закономерности, пусть не все еще до конца познанные, в переломных моментах истории мировых цивилизаций. Вокруг событий 1917 года ломаются копья, искрятся мечи. С трудом пробиваются в средства массовой информации честные исследователи, пытающиеся максимальной приблизиться к объективности и историзму в своих концептуальных построениях. Одновременно наживают капиталы жуликами эфира,  мошенниками пера как левой, так и правой политической ориентации. Причем, дискуссии о революции 1917 года в России не утихают и за рубежом родной страны.

Однако, похоже, что для России 80 лет мало для того, чтобы взглянуть на историческое полотно года 1917 беспристрастными глазами. Слишком много было того в нашей революции, чему не найти аналогов в других революциях, известных в истории человечества. Следует подчеркнуть, что за годы Советской власти в историографии революции 1917 года сложилась четкая, но до предела политизированная схема. Период перехода от Февраля к Октябрю. Причем, и это принципиально, данная историографическая схема оказала влияние и на зарубежную историографию нашей революции.

Правда, оценочные суждения, высказанные историками за рубежом, были диаметрально противоположными советской историографии, особенно в оценке значимости и последствий революционных событий. Историографическая схема, изложенная выше, не потеряла право на существование и в постсоветской историографии. Концепция, согласно которой Февральские события 1917г. Стержневая идея данной концепции—в Октябре 1917г. Старые же стереотипы, причем устоявшиеся, очень трудно уходят в прошлое. И хотя монополия концепции, освещенной выше, в постсоветский период в значительной мере разрушена, но по-прежнему не отошла окончательно на задний план, особенно в массовом сознании среднего и старшего поколения. Думается, что перестроить это трудно, а некоторой части постсоветского социума — просто невозможно.