Заговор чтобы дали в долг деньги

Лента комментариев к «Вечный фашизм. Я изощрился с риторической виртуозностью развить тему «Должно ли нам умереть за славу Муссолини и за бессмертную славу Италии? Я доказал, что должно умереть. Потом в 1943 году мне заговор чтобы дали в долг деньги смысл слова «свобода».

В конце этого очерка расскажу, как было дело. В ту минуту «свобода» еще не означало «освобождение». В моем отрочестве было два таких года, когда вокруг были эсэсовцы, фашисты и партизаны, все палили друг в друга, я учился уворачиваться от выстрелов. В апреле 1945 года партизаны взяли Милан. Через два дня они захватили и наш городишко. На центральной площади толпились горожане, пели, размахивали знаменами.

Выкрикивалось имя Миммо, командира партизанского отряда. Он выскакал на балкон муниципалитета на костылях, бледный. Рукой сделал знак толпе, чтоб замолчали. Я наряду со всеми ждал торжественной речи, все мое детство прошло в атмосфере крупных исторических речей Муссолини, в школе мы учили наизусть самые проникновенные пассажи. Миммо говорил хрипло, почти не было слышно: «Граждане, друзья. Толпа вопила, партизаны потрясали оружием, палили в воздух.

Мы, мальчишки, кинулись подбирать гильзы, ценные коллекционные экспонаты. В тот день я осознал, что свобода слова означает и свободу от риторики. Через несколько дней появились первые американские солдаты. Мой первый знакомый янки, Джозеф, был чернокож. Он открыл мне чудесный мир Дика Трейси и Лила Эбнера.

Его книжки комиксов были разноцветные и замечательно пахли. В саду расположились с вязаньем наши благородные дамы, болтая на приблизительном французском. Капитан Мадди был неплохо образован и на французском тоже как-то разговаривал. К сожалению, шампанского на самом деле не было, но от капитана Мадди происходила моя первая в жизни жвачка и жевал я ее много дней. На ночь я клал ее в стакан с водой. В мае нам сказали, что война окончилась. Мир показался мне великой странностью.