Заговор чтоб муж ушел

Таня Коэн поговорила с девушкой, которой приходилось разгребать мешки писем от жаждущих чуда, выдумывать привороты и скрываться от желающих вручить ей деньги за колдовство. Какие регионы России больше других верят в магию, чего хочет от экстрасенсов молодежь и почему газетные колдуны заговор чтоб муж ушел не худший вариант — читайте и шерьте среди легковерных родственников. Почему вас не любят люди?

Тренды 2018-го: что ждет нас в этом году. Ясновидящая» рассказывает, как продумываются образы экстрасенсов, что им обычно пишут и почему эта мистификация востребована у миллионов россиян. Внимание, журналисты: в конце интервью содержится эксклюзивный заговор на увеличение количества просмотров статьи. По образованию я журналист, устроилась в крупную редакцию, которая выпускала простые издания по кулинарии, дачной тематике и домоводству. Вкус у массовой аудитории читающих бабушек и дам среднего возраста со средним образованием достаточно простой. Дача, готовка, стирка, уборка, выезд на шашлычки и красота из подручных средств.

Желательно, чтобы всё было подешевле и можно было соорудить из того, что лежит в шкафу или на балконе со дня взятия Бастилии. Особняком в редакции всегда стояли издания магические, с непременным «волшебством» в названии. Изданий несколько, самое популярное по тиражам перевалило за миллион, остальные догоняют. Концепция общая: якобы есть у нас в редакции потомственная ясновидящая, гадалка, белая волшебница, знахарка и так далее, которая хочет нести людям свет и помогать совершенно бесплатно через печатное слово. При ничтожной цене за бумажный экземпляр звучит достаточно выгодно. В номер влезает штук 50 заговоров, это за каждый всего копейки по четыре будет.

Читатели присылают вопросы о наболевшем, гадалка-знахарка часть из них рассматривает, роется в памяти на предмет наличия волшебных эликсиров, заветных заговоров, магических обрядов или заглядывает в будущее при необходимости. Конечно, никакой волшебницы во плоти не существует. И это не специфика нашего издания, так работают все известные мне «публичные» ясновидящие в печати. Часто нет даже фотографии: только имя и репутация, обеспеченная тиражами. Иногда ненастоящая фотография или просто какое-то запоминающееся имя. Под ним скрывается в худшем случае несколько журналистов, в лучшем — спецотряд разных сотрудников. Я работала с лучшим случаем, поэтому в роли ясновидящей был психолог, практикующий врач, косметолог и я, создатель текстов.