Порез приметы

Чтобы исцелить порез или рану, нанесенную каким-либо инструментом, вычисти и отполируй этот инструмент - и рана исчезнет без следа. (Пограничные графства, а также во многих других местах). Это поверье - одно из самых странных в Британии. Многие десятилетия подряд сельские батраки, поранившись каким-либо инструментом или железным предметом, не делали никаких попыток обработать саму рану. Вместо этого они обрабатывали инструмент, который нанес им вред, полагая, что, как только они вычистят инструмент, рана тоже станет чистой и незараженной.Более того, этот обычай все еще был популярен в Восточных графствах не далее как в тринадцатые годы нынешнего века. В 1931 г. мы записали слова одного линкольнширского жнеца, который порезался косой. Он уверенно заявил нам, что здесь нет никакого повода для беспокойства, поскольку он уже вычистил инструмент и регулярно его смазывает, так что рана не будет гноиться.Если суффолкскому садовнику, подрезающему живую изгородь, случалось порезаться ножом или секатором, он тут же чистил и смазывал этот инструмент, чтобы рана не загноилась.Этот обычай был широко распространен во времена Фрэнсиса Бэкона. В своей "Natural History" он писал: "Издавна считается, что смазывание орудия, которым нанесена рана, исцеляет эту рану". Смазка в те времена делалась из сала.Существует множество свидетельств о применении данного контагиозно-магического средства. Фрэзер вспоминает о человеке, который пришел к врачу с распухшей рукой, и, когда врач сказал ему, что рана может нагноиться, ответил: "Нет, не может, потому что я хорошо смазал куст, о который поранился, а потом выкорчевал его".В Норидже в 1902 г. одна женщина по имени Матильда Генри случайно поранила ногу гвоздем. Ни разу не взглянув на рану и даже не сняв чулка, она велела своей дочери смазать гвоздь, сказав, что после этого с ней не случится ничего плохого. Через несколько дней она умерла от столбняка.Одна женщина из Суффолка, которая обожгла себе лицо утюгом, не позволяла обработать ожог до тех пор, пока утюг не спрятали. Более того, она свято верила, что каждый раз, когда этот утюг используют или хотя бы просто нагревают, ее ожег снова дает о себе знать.В Кембриджшире батраки считали, что если лошадь поранит ногу гвоздем, всё, что нужно сделать - это смазать гвоздь салом и спрятать его в надежное место. Если этого не сделать, лошадь не выздоровеет.Фрэзер рассказывает о случае с ветеринаром, которого вызвали к лошади, распоровшей бок о железную петлю ворот. Приехав на место, он обнаружил, что здесь не было сделано ни одной попытки обработать рану, а фермер и его работники были заняты разборкой ворот, чтобы иметь возможность снять петлю и смазать ее.Это может показаться странным, но подобная лечебная магия существует в странах, которые никогда не имели никакой связи с британским народом. Например, в Меланезии друзья раненого пытаются во чтобы то ни стало добыть стрелу, которой он был ранен, и прячут ее в прохладном влажном месте, чтобы воспаление скорей прошло и рана не причинила вреда. С другой стороны, если эта стрела достается врагам, они подогревают ее, чтобы рана воспалилась сильней.Плиний был уверен, что если вы кого-нибудь ранили и теперь в этом раскаиваетесь, то вам нужно плюнуть на руку, которая нанесла рану, и рана перестанет болеть.Откуда возник этот обычай? Очевидно, из поверья, что кровь на оружии имеет связь с кровью тела, которому была нанесена рана. В связи с этим поверьем аборигены Тумлеа (Новая Гвинея) бросают в море повязки со своих ран, чтобы они не попали в руки врагам, которые смогут нанести ранам вред с помощью контагиозной магии.И, наконец, процитируем сэра Вальтера Скотта как авторитетного специалиста по суевериям, бытовавшим в пограничных графствах. В "Последнем менестреле" он описывает обращение леди Букло с раненым разбойником Уильямом Делоренским:"...Обломок лишь копья взялаИ тут же смыла кровь с него,Бальзамом смазала его -Но словно в рану желчь влилаОна Вильяму: поневолеОн-корчился от адской боли..."