Обувь (бросать на счастье) приметы

Брось вслед невесте старую обувь - это принесет счастье ей и жениху. (Повсеместно.) Правая туфелька невесты должна быть переброшена от гостя к гостю на самый верх лестницы. Тот, кто ее поймает, вступит в брак следующим. Прежде, чем отправиться в путешествие, сожги на счастье старую обувь. (Херефордшир.) Вот еще несколько старых обычаев, регулярно практикуемых и в наши дни. Редкая свадьба сегодня обходится без того, чтоб вслед автомобилю не бросили старый башмак - или без старого башмака на заднем бампере.Однако достаточно странно, что этот обычай сохранился только на свадьбах. В старину старую обувь использовали в самых разных случаях. Множество примеров такого использования можно найти в "Notes and Queries".В Суонси старые башмаки бросали вслед моряку, отправлявшемуся в плавание. В Норфолке записана история торговца скотом, который, отправляясь покупать лотерейный билет (их продавали в Норидже), приказал жене "бросить вслед ему старый левый башмак". Он купил билет и выиграл 600 фунтов стерлингов-разумеется, благодаря старому башмаку.Источник этого обычая легко установить только в одном случае - когда дело касается свадьбы. Его корни можно обнаружить еще в древнейшей истории.Начнем с Шестидесятого Псалма: "Моав умывальная чаша Моя; на Едома брошу сапог мой"". И далее: "Не ты ли это, Боже, Который бросил нас на них..."". Евреи, идущие на Едом, сравниваются здесь с обувью, которую бросил Господь.В библейские времена у евреев существовал обычай, согласно которому брат человека, умершего бездетным, должен был жениться на его вдове, или, по крайней мере, официально отказаться от нее;она не имела права выходить замуж, пока он этого не сделает. Церемония официального отказа описана в двадцать пятой главе Второзакония. Если брат покойного публично заявлял, что отказывается от его вдовы, та должна была подойти к нему, снять обувь с его ноги и плюнуть ему в лицо. Это разувание означало, что человек лишается всех прав на жену своего брата.Аналогичный пример можно увидеть в истории Руфи и Воаза. "Прежде такой был обычай у Израиля, при выкупе и при мене для подтверждения какого-либо дела: один снимал сапог свой и давал другому". Родственник Руфи, отказываясь жениться на ней, снял свой сапог и тем самым уступил Воазу право на Руфь и все земельные участки, входящие в ее приданое.То, что об этом обычае хорошо помнили ранние христиане, подтверждается следующим фактом. Когда Князь Владимир захотел жениться на дочери Рогволода, она ответила ему, что "не снимет своей обуви перед сыном рабыни".Мартин Лютер, будучи гостем на свадьбе, проводил невесту в спальню и объяснил жениху, что отныне он должен быть хозяином в собственном доме. Для наглядности он снял с молодого человека обувь и поставил ее в изголовье кровати.Изо всего этого мы можем сделать вывод, что первоначально бросание обуви было вовсе не символом удачи, как в случае с норфолкским торговцем, а пережитком библейских обычаев; иными словами, обувь была символом передачи власти над невестой от ее родителей к супругу.В подтверждение этого мнения приведем старинный куплет, происхождение которого нам неизвестно:"Бритты в древние года,Обручалися когда,Башмаки назад бросали -Значит, волею своей,Не родных и не друзей,В этот брак вступали".Теме народных обрядов со старой обувью посвящена отдельная статья выдающегося русского этнографа Д .К. Зеленина. В ней он проанализировал широкий круг поверий и обрядов, связанных с ритуальным использованием изношенной обуви, в различных этнографических традициях.В свадебном обряде:"Свящ[енник] Ник[олай] Ловцев в рукописном описании села Рыковой Слободы Рязанского уезда и губернии сообщает, что перед тем как свахе-сходатае идти сватать, ее сажают за стол, все четыре ножки коего связывают кушаком - чтобы лучше связалась свадьба, - а в спину свахи бросают, при выходе ее из двери, осметком, т. е. изношенным лаптем, который для этого случая нарочно приготовляется" ."Другой случай употребления изношенных лаптей в русских свадебных обрядах отмечен в с. Косякове Свияжского уезда Казанской губернии, но только в исключительном случае, а именно при бракосочетании вдовца. Когда венчается вдовец, тогда мальчики и взрослые парни приходят к церкви "с охапками изношенных лаптей и, лишь только из церкви появляется новобрачный, закидывают его гнилыми лаптями. Бомбардировка лаптями продолжается до входа новобрачного вдовца в его дом или выезда за полевые ворота села". Делается все это в полной уверенности, что без такой бомбардировки брак вдовца будет несчастлив. Таким образом, и здесь бросание лаптей в новобрачного предвещает ему благополучие" .В скотоводческих обрядах:"Согласно сообщению 1848 г. из Нолинского уезда Вятской губернии, местные крестьяне "изношенные лапти в большом количестве привешивают под клюками (т. е. под жердями с крючьями, поддерживающими стропила крыши и водосточные желобья) у крыш скотных дворов на лицевую сторону - для того, чтобы скотина всякая велась" ."Священник села Рупосово Юхновского уезда Смоленской губернии в 1852 году писал следующее: "По многим домам моего прихода, едва ли не в каждом, при входе в дом глаз невольно встретиться со старыми лаптями, которых у богача не подымешь и на воз... На вопрос мой, для чего у них на дворе висят старые лапти, мужик, служащий при волостном правлении полицейским, отвечал: "А это вот, батюшка, для чего: вишь ты, как взойдешь на двор, да, видя такие лапти, уже и подумаешь о них и подивишься, к чему они висят? Стало быть, уже старики баяли так: с первого раза глаз и сломишь над лаптями, тогда уже не сглазишь на дворе ни скотины, ни в избу пришедши - сидящих за работою баб, либо вот когда бывает молодежь - ягняты и теляты, никогда их никто не сглазит" ."В Вязниковском уезде Владимирской губернии, видя на голове у кур выщипанные перья, заключают, что кур невзлюбил домовой; для устранения этих неприязненных отношений к курам домового "в курятнике подвешивают кремнисто-бугроватый камень или глиняный рукомойник с отбитым наполовину дном или, наконец, перебрасывают через нашест, на коем сидят куры, на веревке истоптанный лапоть". Здесь характерно, что лапоть предназначается для умилостивления домового, связь коего с культом предков вне сомнения". (См. БРАУНИ).В своей статье Д. К. Зеленин приводит сведение, что старые лапти вешались с той же целью (от дурного глаза) и на колья вокруг огорода.В похоронном обряде у финно-угорских народностей, например, у вотяков: "По окончании поминок начинаются проводы покойников, совершаемые следующим образом. Берут старый лапоть, в который кладутся перья, пух и уголь с огнем. Этот лапоть уносит за околицу один из мужчин. Унося его, он дует на уголь, произнося следующую молитву: "Старики, ешьте, пейте да уходите отсюда; кто нам завистник, того с собой уведите; врагов наших, колдунов, с собой уведите" .На основе скрупулезного анализа обрядов со старою обувью у разных народов Д.К.Зеленин подтверждает ранее высказанное в европейской этнографической литературе "объяснение подобных обрядов как жертвоприношения умершим". Таким образом символическое значение бросания старой обуви заключается в стремлении получить "покровительство умерших предков", которое "простирается" на все "стороны домашнего обихода". Если, в частности, умерший предок отправится вместе с живым своим потомком куда-нибудь в путь, то от такого желательного спутника можно ожидать только помощи и успеха. Но каким способом можно вызвать загробного гостя на такое совместное путешествие? - Предложить ему для дороги удобную для него обувь. На такой почве мы склонны объяснять обряды с бросанием старой обуви в спину отправляющихся куда-либо".Бросание старой обуви в спину свахи, закидывание изношенными лаптями жениха-вдовца во время бракосочетания также может иметь цель обеспечить данным лицам "покровительство умерших предков".Английские поверья о бросании старой обуви вслед новобрачным, морякам;сжигание старой обуви с целью прекращения эпидемии, перед путешествием вполне укладываются в разработанную концепцию Д. К. Зеленина, а именно - эти ритуальные действия являются принесением жертвы умершим предкам.Из общей картины выбивается поверье о правой туфельке невесты, которая перебрасывалась от гостя к гостю. И это вполне закономерно, так как речь в данном поверье идет о новой обуви, а в прочих суевериях упоминалась старая обувь. Возможно, что правая туфелька, являясь олицетворением своей хозяйки, обладала магической способностью приносить удачу, счастье, каковой обладала и сама невеста. (Ср. английское поверье о булавках, вынимаемых подружкой невесты из ее свадебного наряда, - см. БУЛАВКА). Кстати, в России до сих пор повсеместно распространен свадебный обычай "воровать" обувь невесты. Как правило, это проделывают дети или молодые родственники со стороны невесты. Если жених во время свадебного стола не укараулит обувь своей невесты, то он должен выкупить туфельку у ее родственников. После азартного "торга" обувь возвращается ее владелице, но, при известной находчивости и ловкости, туфельку могут выкрасть во второй раз, и тогда жениху снова придется ее выкупать .Вследствие пространности данной статьи, мы переносим сведения об использовании обуви в обрядах, связанных с переселением в новый дом в соответствующие статьи. Чтобы остановить заразу, сожги старую обувь. (Ноттингем.)