Гадючий яд приметы

Ударить убитой гадюкой по ране, которую она нанесла, - верное средство для лечения укуса гадюки. (Корнуолл). В Девоншире для лечения убивали цыпленка и прикладывали его желудок к укушенному месту. Его следовало держать до тех пор, пока цыпленок был теплым. Если остывшая тушка птицы темнела, считалось, что лечение удалось; если же она сохраняла свой естественный цвет, считалось, что яд всосался в кровь укушенного.В связи с этим интересно отметить, что готтентот из поселка Кэт Райвер (восточная граница бывшей Капской колонии), будучи укушен змеей, ощипывал перья с груди какой-нибудь домашней птицы и слегка надрезал ей кожу. Затем он время от времени прикладывал этот надрез к укушенному месту, пока птица не умирала. Считалось, что птица постепенно угасает, всасывая в себя яд из тела человека.Перешло ли это суеверие от готтентотов к англичанам, или от англичан к готтентотам, или же оба суеверия возникли независимо друг от друга - можно только догадываться.В Уэльсе имелся более примечательный способ борьбы с гадючьим ядом. Считалось, что, если укушенный успеет перепрыгнуть через воду, прежде чем змея скроется из виду, он избавится от яда и не умрет. При этом вода могла быть и непроточной. Чары действовали даже в том случае, если это была водосточная канава вдоль дороги.В Сомерсете считалось, что лучшее средство от укуса гадюки - обернуть шею пострадавшего осиновыми ветками (см. ГАДЮКА), а в других районах страны бытовало более дорогое лечебное средство: запеленать укушенного в шкуру только что убитой овцы.Одно из самых распространенных русских народных суеверий, связанных со змеиным укусом, заключается в том, что "змея кусает не зубами, а "жалит" особенным ей свойственным "жалом", за которое, вероятно, принимается язык змей. Наши крестьяне уверены, что змея при укушении человека обламывает "жало", наподобие пчелы, и оставляет кусочек его в ране. В связи с таким представлением, в лечебниках и травниках ... приводятся растения, извлекающие из ран не только "железо", "стрелу", но и змеиное "жало" . "Во многих местностях России народ при укусах черной и пестрой змеи прикладывает кожу змеи, комки свежеразорванного голубя или мозг его. Иногда на рану кладут часть змеи, если ее удастся убить после укуса, свежее мясо голубя, темной кошки, разрезанных лягушек и т. п. Представляя себе, что змея оставляет в теле кусочек "жала", крестьяне надеются теплою кожею и свежим мясом извлечь это "жало" . Отчасти русское народное поверье о змеином "жале" помогает прояснить смысл английских магических средств от укуса гадюки - прикладывать к ране тушку птицы или "запеленать укушенного в шкуру только что убитой овцы". (Интересно, что в обеих традициях совпадают даже детали поверий - в качестве средства от укуса использовали только свежее мясо). Возможно, мотивировка английского поверья - птица "всасывает в себя яд из тела человека" - стадиально более поздняя. По всей вероятности, изначально в английской традиции существовало то же представление о наличии особого змеиного "жала", которое из тела укушенного можно "вытянуть" с помощью свежего, теплого мяса или шкуры какого-либо животного. В пользу этого предположения говорит английское поверье о том, что "кожа, сброшенная гадюкой во время линьки", вытягивает "шипы и колючки из человеческого тела" . Несмотря на цепь иных ассоциациаций, английское поверье сохранило в едином комплексе представления о змее, острых предметах (в ряду которых, помимо шипов и колючек, вполне могло бы быть и змеиное "жало") и о магическом действии, способствующем их "изъятию" из тела человека.Как и в английских поверьях, в русских народных представлениях о змее существует определенная взаимосвязь между змеиным ядом и водой: "Говорят, будто гадюка, укусившая человека, спешит к воде; если она приползет к воде раньше укушенного, то для последнего нет спасения. Поэтому укушенному советуют бежать к реке или колодцу и погрузиться в воду" . (Ср. в Уэльсе считалось, "что, если укушенный успеет перепрыгнуть через воду, прежде чем змея скроется из виду, он избавится от яда и не умрет". Причем английское поверье подчеркивает, что с этой целью может быть использована любая вода). Русский народный ум, проявив незаурядную находчивость, "развил" поверье о воде как о спасительном средстве от змеиного яда: змее к воде еще надо ползти, а у человека вода всегда при себе - во рту, поэтому надо всего лишь "плюнуть на руку, штобы язык не задевау, и шоркают больное место рукой [и сказать]: "У ужа - вода в море, а у мня - вода в роте" . Чтобы излечить укус гадюки, повторяй первый и второй стихи 68-го Псалма.