Деревья приметы

Если ты смотришь на деревья, растущие перед твоим домом, с утра и натощак, они никогда не будут здоровыми. (Дорсетшир). Один авторитетный специалист по садоводству поведал об этом писателю Томасу Харди, когда тот попросил его объяснить, почему так плохо растут деревья, посаженные перед его домом в Уэймуте.Это суеверие примечательно тем, что, пожалуй, является единственным суеверием, автор которого точно известен.Специалист придерживался мнения, что смотреть на деревья с утра, в общем-то, можно - но ни в коем случае нельзя смотреть на них на голодный желудок.И на Западе, и на Востоке существует множество аналогичных суеверий. Малайцы верят, что кукурузу можно сеять только тогда, когда сеятели сыты. А Скит ("Malay Magic") сообщает, что такой же обычай связан с посевом риса.С древнейших времен деревья считаются связанными со здоровьем и жизнью людей - как в нашей стране, так и в других, цивилизованных и менее цивилизованных странах. Было время, когда в Британии вырубка деревьев приравнивалась к убийству, поскольку это наносило вред древесным духам, которым поклонялись люди (реликтом этого культа являются наши первомайские празднества). Считалось, что человек, срубивший ветку дерева, непременно потеряет конечность.В более поздние времена бытовала теория о том, что здоровье каждого человека можно связать с определенным деревом.Подробнее об этом см. в статьях ЯСЕНЬ и ПРОДЕВАНИЕ.Так же, как и в Англии, в России повсеместно было распространено благоговейное отношение к деревьям, а вера в их способность исцелять различные заболевания сохраняется в русских деревнях и в наши дни (см. ПРОДЕВАНИЕ).Народная традиция налагала запрет на вырубку деревьев "почтенного" возраста. Так, в Вологодской губ. еще в начале нашего столетия грешником считался каждый, кто осмеливался "срубить всякое старое дерево, отнимая таким образом у него заслуженное право на ветровал, т. е. на естественную, стихийную смерть. Такой грешник либо сходит с ума, либо ломает себе руку или ногу, либо сам в одночасье (скоропостижно) умирает. Та же участь (по убеждениям тотемских лесовиков) постигнет и того, кто решится срубить дерево, посаженное руками человека и взлелеянное им" . (Ср. английское поверье - "человек, срубивший ветку дерева, непременно потеряет конечность").Ниже приводится отрывок из книги, изданной в 1912 году, в котором собраны многочисленные свидетельства глубокого почитания деревьев в России, а также примеры их использования при лечении различных недугов: "В Орловской губ. считаются неприкосновенными рощи, выросшие на церковищах - местах старых церквей. "Все равно, что в церковь залезть (говорят тамошние жители), что бревно вырубить", а потому, при нужде, эти деревья могут идти лишь на постройку новой церкви или на поправку старой часовни. В Вологодской губ. (Никольский у.) нарушителей целости заповедных рощ непременно должна убить молния, как убила она одного крестьянина тотчас после того, как он подсек, без всякой надобности, огромную пихту, росшую в том лесу, который, видимо для всех, был не только заповедным, но и спасительным, так как корнями своих деревьев он скреплял почву обсыпчивого песчаного берега реки Вохмы, на высоком и почти отвесном берегу которой сберегалась издревле Тихоновская церковь. В селе Бруснеце (Тотемского у.) до сих пор цела священная сосна; под ней некоторые благочестивые люди ежегодно видят во время пасхальной заутрени горящую пудовую восковую свечу. Не выходя из тех же вологодских лесов, еще достаточно сохранившихся, наталкиваемся на подобную заповедную рощу в Кадниковском у. (при деревне Глебове), замечательную по необыкновенно старым деревьям. Об одном из них - высокой сосне - сложилось даже предание, что она не поддается никаким человеческим усилиям: вместо отброса щепы мечет искры, неисправимо тупит лезвие топора, а сам смельчак, дерзнувший рубить эту сосну, непременно надорвется нутром, начнет чахнуть и невдолге помрет...В ветлужских лесах прославилась всеобщим богопочтением береза, разделенная на 18 больших ветвей, имеющих как бы 84 вершины. Когда буря сломила одну из них и сбросила на засеянное поле - хозяин последнего принял это за гнев незримого охранителя и оставил весь хлеб неубранным в пользу бога. У таких вероисповедников всякое дерево в заповедных рощах, поваленное бурей, считается признаком несчастья для ближайшего окольного люда...В южной части Череповецкого уезда обращает на себя внимание обилие ... сосновых рощ, где часовни являются показателями полного запрещения вырубок, и в трех волостях заповедь эта усилена еще тем, что здесь не дозволяются хороводы и всякие сходки для каких-либо веселых развлечений. За срубленное дерево или осквернение чем-нибудь всей рощи предполагается скорое и несомненное возмездие в виде слепоты и иных болезней, и даже смерти. Около деревни Острова сберегается сосновая роща, в которой устроено теперь несколько ям - "морянок" для пережигания угля, но первый крестьянин, дерзнувший положить почин этому лесному промыслу, ослеп.Тем же страхом болезни и смерти оберегаются избранные деревья, отмеченные каким-либо чрезвычайным или чудесным событием и признанные священными, а равным образом и те, которых игра природы выделила какими-либо отметами в росте, направления ветвей, уродливости ствола, сплетениями корней и пр. ...[В Пензенской губ., около] города Троицка, бывшего в начале заселения этой окраины крепостью и, конечно, окруженного в свое время громадным лесом (липовым), до наших дней сохранились три липы, прославившиеся на все окрестности. Они выросли из одного корня, но получили общее название "Исколена", объясняемое легендою. В те далекие времена на это место ходила из крепости для уединенной молитвы некая "проста-свята" девка (а по другим сведениям, три "просты-святы" девки). Сладострастный прохожий, желавший одну из них изнасиловать, встретил отчаянное сопротивление и за то убил ее. "Из колена" убитой и выросли эти три липы, потребовавшие вскоре часовенку с образом и охрану, в виде плетня и наложения клятвенного устрашительного запрета, закрепленного на соседях недавним живым случаем: местный священник при помощи станового поревновал успеху "Исколены", забравшейся на самую вершину горы и выстаивающей на ней третью сотню лет, и пожелал срубить ее. Но пригнанный сюда народ с топорами не сдался ни на какие увещания, требования и угрозы - и рубить святое дерево не пожелал. Тогда принялись сами подстрекатели, но при первом же ударе топора из дерева брызнула кровь и ослепила дерзновенных. Понадобился совет знающих старушек, чтобы обоим ослепленным испросить прощения у дерева и получить исцеление. Исцеление, впрочем, испрашивается и до сих пор при соблюдении следующей обстановки. Стараются приехать к дереву до солнечного восхода, конечно, с тою целью, чтобы чужой посторонний человек не сглазил. Больной, если в силах, ползет на коленах, что делает также и провожающая его старуха. С молитвой: "Дай Бог в добрый час", - она крестится, отплевывается на все четыре стороны, зажигает четыре восковых свечи, из которых одну прилепляет к иконе, а остальные - к каждому из деревьев. Больного она раздевает донага и кладет на землю так, чтобы головой он касался до корней (в полтора, два обхвата), обсыпает пшеном и опутывает нитками, а в заключение обливает водой и одевает в новое или чистое белье (старое поступает в жертву дереву вместе с нитками, которые вешаются на ветви). Больной и жрица кланяются дереву земным поклоном, с молитвою: "Прости, матушка-сыра-земля и свято дерево, отпусти!" Зажженные свечи тушатся и больной со старухою выползают задом из ограды с тем, чтобы тут же приняться за трапезу вместе с прочими провожатыми родными, которые до того времени стояли за оградой и молились. Едят также не просто, а старуха прежде всего берет коровай хлеба и щепотку соли и относит их, вместе с бельем больного, к дереву. Это предназначается в пользу бедных, которые первыми придут на горячие следы жертвоприношения. "В спасительную и целительную силу этого дерева крестьяне так сильно верят (свидетельствует корреспондент г. Лентовский в сообщении от 15 мая 1899 г.), что разубедить их нет никакой возможности и даже, пожалуй, опасно: сочтут за богохульство. Я однажды сломал несколько сучьев этой липы и бросил их с целью узнать: будут ли по этим сучьям ездить? И действительно, через три дня увидел, что сучья не тронуты, а вправо, в объезд, был проложен новый след, по которому и стали ездить".Благодатная сила избранных священных деревьев далеко не ограничивается указанными приемами: не только кора и щепа от стволов, но и мочки корней обладают силой врачевания и от зубных капризных болей и от других болезней. Помогают и в сыром виде, и в виде талисмана, зашитого в нагрудных ладанках, и в тряпочках, завязанных узлом и подвешенных в избах под матицу, чтобы не посещали те дома черти. В темной Уломе настойкой из коры деревьев, расщепленных молнией, лечат лихорадку. В Леушинском женском монастыре люди, страдающие зубной болью, изглодали с заповедной и врачебной сосны всю кору и успокоились только тогда, когда чудесные свойства иссохшего дерева перешли на другую сосну. К таким целителям приносятся посильные дары из числа тех, которые пригодны в потребу их сберегателям, а там, где сберегателей (как близ родников в лесах) не полагается, целительные деревья и соседние с ними украшаются ленточками, разноцветными лоскутками и пр. ...Между священными попадаются деревья проклятые. Во главе их стоит общеизвестная, с трепещущими листьями, осина, проклятая самим Христом за то, что на ней удавился Иуда, и потому неудобная к посадке вблизи жилищ. В некоторых местах находятся в сильном подозрении даже ели и сосны. Их также избегают присаживать к прочим деревьям в садах и огородах (напр[имер], в Меленковском у. Владимирской губ.) за то, что они не послушались Спасителя, когда он молился в саду Гефсиманском и сказал им, чтоб они не шумели и не мешали Ему. Священным считается всякое "божье" дерево (кустарниковое с пахучими листьями камфарного запаха, артемизия) за то, что, по уверению орловских пахарей, его Сам Бог насадил в раю прежде всех других дерев, и потом священную вербу. Ими никогда не топят печей, а освященные пучки вербы, которою выгоняют в Егорьев день скотину в поле, истребляют не иначе, как бросая их не в печной огонь, а на речную воду"Заонежье "бытовало поверье, что корни черемухи, проникнув под избу, навлекут смерть на всех мужчин дома. В некоторых деревнях северного и южного Заонежья считали, что корни черемухи вызывают смерть всех обитателей дома, независимо от их пола... Поэтому черемуху сажали вдали от жилья. Побеги корней, достигшие стен, следовало обрубить. Менее опасными для здоровья и жизни обитателей дома считались корни других деревьев. Однако при строительстве нового жилища не оставляли в земле ни одного корня. Боялись, что домашние будут болеть и умирать" .